Шрифт: С засечкамиБез засечек | Ширина: | Фон:

Четверостишия

* * *

Я Вас люблю! Тому свидетель Бог!
Нет женщины прелестней Вас и краше!
Я ровно в полночь был у Ваших ног…
Потом гляжу: а ноги-то — не Ваши!

* * *

Скажу вам просто, без затеи,
Что в ситуации любой
Сближают общие идеи.
Сильней сближает мордобой.

* * *

Все может быть, все в жизни может быть.
Я сам, наверно, сильно изменился,
Но первую любовь не позабыть.
Забудешь тут, когда на ней женился!

* * *

Пусть тёща кому-то, как пуля в висок!
Плохие зятья — вы не падайте в шоке.
Я тёще отдам самый жирный кусок!
У тёщи от жирного вечно изжоги!!

* * *

Как же сделать чуть жизнь подлинней,
Чтоб годов нам не чувствовать бремени?
Разбросал я немало камней,
Вот собрать вряд ли хватит мне времени.

* * *

Еврей умён. Еврей совсем не прост.
Еврей всё видит, слышит, подмечает.
И что удобно — что на свой вопрос
Еврей себе мгновенно отвечает.

* * *

Друзей очерчивайте круг.
Не раскрывайте всем объятья:
Порой размах широкий рук
Весьма удобен для распятья.

* * *

Не знаю, зависть — грех или не грех,
Но всё-таки могу предположить,
Что свой позор нетрудно пережить.
Сложнее пережить чужой успех.

* * *

Умных книг учил я очень долго.
Говорит и Библия, и Тора:
Очень важно, чтобы чувство долга
Было меньше чувства кредитора.

* * *

Орала женщина во всю благую мочь.
Бил женщину разгневанный мужчина.
А я не знал, кто прав, и в чём причина…
Но так хотелось мне ему помочь!

* * *

Стране не вылезть из дерьма,
В которой столько лет упрямо
Иван кивает на Петра,
И оба дружно — на Абрама.

* * *

Узбекистан. Пока двадцатый век,
Но врач-еврей сегодня — дефицит.
Так что узбека лечит сам узбек.
Вот это — настоящий геноцид.

* * *

Идёт умов утечка из России…
Текут сюда. Но парадокс в ином:
Мне просто любопытно — что за силы
Их по дороге делают говном?

* * *

Хоть много лет из плена мы брели,
Остались до сих пор привычки рабские:
Вот письменность свою изобрели,
А цифры — и сейчас еще арабские.

* * *

Я образ жизни замкнутый веду.
Живу тихонько, ближним не мешая.
Но я всегда на выручку приду…
Конечно, если выручка большая.

* * *

Фортуна в руки не даётся,
Она ведёт себя, как хочет:
Сначала вроде улыбнётся,
А после — над тобой хохочет.

* * *

Мы живём в окружении строгом
И поступкам всегда есть свидетели.
За грехи — наказуемы Богом.
Человечеством — за добродетели.

* * *

Шутить я не умею плоско,
Но всем скажу, не для красы,
Что неудач моих полоска —
Длиннее взлётной полосы.

* * *

В нас часто проявляется плебейство…
Ну, что ж, один — атлет, другой — Атлант.
Несовместимы Гений и Злодейство,
Но совместимы зависть и талант.

* * *

Яви мне милость, всемогущий Бог!
Прости, что оторвал тебя от дел…
Но если сделал ты, чтоб я не МОГ,
То сделай так, чтоб я и не ХОТЕЛ.

* * *

Еврею неважно — он там или тут:
И в жарком Крыму, и на дальней Аляске
Евреи где хочешь легко создадут
Русский ансамбль песни и пляски.

* * *

Как мы умны, находчивы и дерзки,
Как отвечаем – остроумно, грозно.
И потому себе ужасно мерзки,
Что свой ответ всегда находим поздно.

* * *

Любовь ты не смогла сберечь,
И часто время сокращала
Всех наших трогательных встреч,
Поскольку трогать запрещала.

* * *

Людмила изменилась, как ни странно,
И очень часто в середине спора
С презрением глядела на Руслана
И тайно вспоминала Черномора.

* * *

Жена ушла. От сына нет ни строчки.
Цепочка нескончаемая бед.
Одно лишь в жизни утешенье — дочка
Соседская. Ей девятнадцать лет.

* * *

А время нас и лысит, и беззубит,
И с каждым днем становимся мы старше.
И жены нас по-прежнему не любят,
И очень редко любят секретарши.

* * *

Ошибки юности легко сходили с рук.
Ах, молодость! Далекий звук свирели.
Мы часто под собой пилили сук…
И мы не те, и суки постарели.

* * *

Опять меня оставив в дураках,
Ушли домой. Как это неэтично!
Приходится держать себя в руках.
Увы, недолго. И весьма частично.

* * *

Кто с Волги, кто — с Днепра, а кто — с Оки
Все нации в Израиль вдруг подались.
Привозят украинцы рушники,
И уверяют всех, что это — талес.

* * *

Мне опыт жизненный решенье подсказал,
И, следуя ему, поступишь мудро:
Коль истину ты вечером познал —
Оставь немного истины на утро.

* * *

Как в этой жизни всё же повезло!
Ни в чём не оставался я в накладе:
Мне часто за добро платили злом,
Причём не экономили на плате.

* * *

Держать язык свой за зубами
Легко по молодости лет,
Но как сложней, когда с годами
У нас зубов в помине нет.

* * *

Я после пьянки, как ни бился,
Не мог припомнить, хоть старался,
Вчерашний день. И так стыдился,
Что с горя снова напивался.

* * *

Не верю в принцев я из оборванцев,
Ни в Золушек в нарядах из парчи.
Проснуться можно писаным красавцем,
Но из-за недержания мочи.

* * *

Уехали с насиженных мы мест,
И пусть теперь там русские злословят,
Что, мол, они несут свой тяжкий крест —
Мы носим здесь. Тяжелый могендовид.

* * *

Врагам врагов ищи и день и ночь.
Их приглашай к себе почаще в гости.
Коль добрый друг не сможет вам помочь.
То враг врага поможет вам со злости.

* * *

Мы с Вами встретились когда-то,
С тех пор одно меня тревожит:
Я Вас люблю любовью брата,
А брат мой Вас терпеть не может.

* * *

Евреев не браню,
Но с ними трудно жить:
Еврей не ест свинью,
Но может подложить.

* * *

Любимая! Ну, чем тебе помочь?
Дай вытру пот. Бедняжка, ты устала,
Забудь плиту. Иди из кухни прочь.
Иди. Иди. Ведь ты не постирала!

* * *

Я все испробовал уже давно, поверьте,
Но не везет. И, ближнего любя,
О, Господи! Прошу я малость — смерти.
Не откажи. Прошу не для себя.

* * *

О, тембр голоса! О, ум! Лучистость глаз!
О, нежность рук! Так трепетно-тревожно!
О, волосы! Забыть их невозможно!
Ну, хватит о себе. Пора о Вас!

* * *

Нет, нет, покой Ваш не нарушу.
Я обращаюсь к Вам несмело:
Не обнажайте сразу душу.
Начните постепенно. С тела.

* * *

Я выключил свет. Были Вы неглиже,
И руки тянули несмело.
И что-то в моей шевельнулось душе…
Душа, к сожаленью, не тело.

* * *

Что философы всё же правы,
У меня нет ни капли сомнения.
И с землей нас сравняют, увы…
Значит, всё познается в сравнении.

* * *

Когда, спасаясь от Фемиды,
Чтоб воровство скрыть и растраты,
Сжигают храмы Артемиды —
Всегда страдают Геростраты.

* * *

Запомнить мне дорогу сложно.
Ориентируюсь отвратно.
Меня послать в разведку можно,
Но вряд ли я вернусь обратно.

* * *

Жены не стоит ближнего желать,
Ведь в жизни может всякое случиться.
Свои ты силы должен рассчитать:
А вдруг она возьмет и согласится.

* * *

Живу я у жены под каблуком,
Терпя, поверьте, в жизни много мук.
Во всем неправ. Виновен даже в том,
Что у нее стирается каблук.

* * *

Такая женитьба удачная,
Что сетовать хоть и негоже,
Но я с удовольствием — брачное
Сменю на Прокрустово ложе.

* * *

А чтобы низко не упасть
До полной неприличности,
То лучше у народа красть,
Чем у отдельной личности.

* * *

Живу, проблемами издерган,
Подточен возрастом коварным.
И даже очень важный орган
Недавно стал рудиментарным.

* * *

Любовь — смешенье дней или ночей,
Любовь ты ощущаешь даже кожей,
Любовь — как свет на миллион свечей.
А счёт за этот свет приходит позже.

* * *

На дамскую верность король уповает.
А дама мечтает, увы, о вальте.
Король даме сердце свое открывает,
А дама — вальту. Но уже декольте.

* * *

А радости я видел очень мало
До сей поры от первого шажка.
И если в жизни что-то выпадало,
То это исключительно кишка.

* * *

А с возрастом я замечаю,
Что зренье — для пьянства преграда.
Бутылку пока различаю,
А рюмку нащупывать надо.

* * *

Когда не доходит простейшая фраза,
Бывает, что с рифмой доходит строка.
Пусть длинные уши есть признак Мидаса,
Но, кстати, и признак они ишака.

* * *

Возьми себе на карандаш —
Жён надо понимать особо:
Коль говорят: «Люблю до гроба»,
То гроб в виду имеют наш.

* * *

Ты правдою сердце моё не тревожь.
Мы правдою горести множим.
Терпеть еще можем мы чистую ложь,
Но чистую правду — не можем.

* * *

Года мелькают. Не года, а вехи.
Круг стрелки явно близок к завершенью.
И нынче все любовные утехи
Сменили мы на самоутешенье.

* * *

Скажите мне, в чём расставанья суть?
Да в возвращеньи, надо полагать.
Как хочется порой упасть на грудь…
Прошу мужскую мне не предлагать.

* * *

Какие мы странные люди:
Неясно, какого рожна
Мы спорим, доходим до сути,
А суть никому не нужна.

* * *

Нам пьянство принесло немало бед.
Все пили: Демосфены, Пифагоры…
Да что там говорить — сам Архимед
И тот по пьянке требовал опоры.

* * *

Еврею неважно, какая из тем,
Но спорит он, как на вокзале.
Еврей не согласен заранее с тем,
Чего бы ему не сказали.

* * *

Мы все идём путём иным…
Скорей всего — окольным.
В наш век возможно быть больным.
Нельзя быть — сердобольным.

* * *

Есть у народности любой
Привычки. Или трюки.
Шотландец — если «голубой» —
То надевает брюки.

* * *

Если спросят меня: «Ну, как жизнь?»
Я отвечу, что, в общем, неплохо:
Ведь по жизни иду, опершись
Я на прочную палочку Коха.

* * *

Не цепляйтесь, бабы-дуры,
Нет у вас ни капли такта:
Я могу ещё де-юре,
Не могу уже де-факто.

* * *

Взаимность в любви – это как кислород
Любовь – недоступна для критиков.
Политики – очень не любят народ.
Народ – ненавидит политиков.

* * *

Мы живём без правил и канонов.
Мир не поражаем чудесами.
У природы нет плохих законов.
Всё плохое создаём мы сами.

* * *

Как много разных тем и дум,
Скажу, хоть и нарвусь на грубость:
Ум не всегда рождает ум,
Но глупость – порождает глупость.

* * *

Не дрогнула б даже рука
Ввести посуровей законы!
Чтоб тот, кто крадёт телефоны,
Сидел от «звонка» до «звонка».

* * *

Если дошли вы до точки кипения,
Если на свете вас всё огорчает,
И переполнена чаша терпения,
То отхлебните…И вам полегчает.

* * *

Непонятно мне ещё пока –
Это драма или же комедия?
Для прогресса нам нужны века,
Для регресса – три десятилетия.

* * *

Когда шатаются основы –
Уходит целая эпоха,
Сменяя тихий юмор слова
На громкий бубен скомороха!

* * *

Нас не вытравит и купорос,
И подход к нам давно исторический.
А извечный еврейский вопрос
Переходит в вопрос риторический.

* * *

Хлеб и мясо, квартиры и овощи
Продолжают пока дорожать.
Протянули нам всем руку помощи,
Но кулак позабыли разжать.
 

* * *

Святому Валентину
Любовь рассеялась, как дым!
В одном уверился я прочно:
Не знаю был ли он святым,
Но вот наивным – это точно!!!!
 

* * *

Как жаль, что Чехов не услышит
Про наш успех, про наш прогресс.
И Ванька Жуков деду пишет
Теперь письмо по SMS.
 

* * *

 
Зациклились мы с этим Ильичом!
Каплан стреляла…Он уехал в Горки…
Политика тут вовсе не при чём.
Обычные еврейские разборки.
 

* * *

Врачи позапрещали всё на свете,
Мне новыми болезнями грозя!
Как трудно оставаться на диете.
ЧТО МОЖНО ИЗ ТОГО, ЧТО МНЕ НЕЛЬЗЯ?!

* * *

Чтоб дочь вела себя прилично,
Чтоб сын не вырос раздолбаем –
Мы спим и видим. И обычно
Благополучно просыпаем.

* * *

Он размышлял о прахе и о тлене…
И вспоминал на жизненном закате,
Как золотишко добывал на Лене,
И как его прогуливал на Кате!

* * *

Мой друг, не считай за драму,
Что трудно пробиться “в дамки”.
Несложно вписаться в раму
Сложнее вписаться в рамки. 

* * *

Точных форм и фраз, дорогие радетели,
Не преступайте черту и пороги.
За гранью пороков – стоят добродетели.
За гранью нравственности – пороки.

* * *

Бывают драки, споры, пресуды…
В семье порой не так всё образцово…
Но бедные – простую бьют посуду,
А богачи – сервиз от Кузнецова.

* * *

Конституция РСФСР гарантирует свободу слова.

Важных всех законов своды –
Конституции основа.
Гарантируют нам слово!
Нет гарантии свободы…

* * *

Выборы в лесу.

“Хотим к стопам твоим припасть,
Царю желаем поклониться…”
Тут было Лев разинул пасть –
Но, как на грех, проснулась Львица…

* * *

Нету мочи, нету силы,
А остался только принцип…
Престарелые Кобылы
Ждут коня на белом Принце.

* * *

“Не влезай – убьёт”
“Не стой под грузом”
“Не стой под стрелой”

Хоть стой на месте, хоть вертись юлой –
Но помни то, что всё на свете бренно…
Влезаю! А под грузом и стрелой
Я, как всегда, стою одновременно!

* * *

Мне врать, поверьте, не резон,
Но вот ведь в чём интрига:
Ничто так не ввергает в сон,
Как собственная книга!

* * *

Да, опыт – учитель, конечно…
Но, видимо, очень нескромный:
Он учит нас крайне неспешно,
А счёт выставляет – огромный!

* * *

Я давно замечаю
Нашу “мудрость по-русски”:
Приглашают нас к чаю –
Мы приносим закуски.

* * *

Я как-то на празднике был в синагоге.
Болтают и пьют. Ну да чтоб они скисли!
Заходишь – твои заплетаются мысли,
Уходишь – твои заплетаются ноги.

* * *

Ах, шоппинги, треннинги, ах, префектуры!
Ах, «ВАУ», респекты и ралли…
Мы так полюбили чужие культуры,
Что даже свою потеряли.

Добавить комментарий

Войти с помощью: