НУ, ЮЗЕР, ПОГОДИ!

(руководство по извлечению максимума удовольствия
из своих прямых обязанностей)

День Первый

Сегодня, как обычно, пятница 13, по крайней мере для меня,
НашегоBOFH. Утро начинается со звонка начальника:
«Сегодня же мне на стол отчёт!» опрометчиво рычит он в трубку.
«Всенепременно,» вежливо посылаю я его, делая несколько быстрых
пассов над клавиатурой.
«Впрочем,» подумав, добавляю я в умиротворённо замолчавшую труб-
ку, «отчёту придётся подождать.»
«Что такое?..» спирает в зобу дыхание у начальника.
«Похоже, опять вирус, ко мне только что обратились…» (никто,
конечно же, пока не обращался — время активации моего нового вируса 2
часа, но как приятно чувствовать себя провидцем).
«Ну тогда, конечно…» сбавляет обороты начальник. Воспоминания о
вирусе, разрушившем результаты работы за год, ещё свежи в его памяти.
Я молча кладу трубку на принтер, включаю его и запускаю тест. По-
ворот ключа в замке — и мне уже никто не помешает проходить особо тру-
дную миссию Comanch’а. Стук в дверь заглушается принтером, принтера я
не слышу — в наушниках мобилизующе звучит Tribal Dance, и из состояния
полного кайфа меня выводит только чувство голода.
Обед — это святое. Turbo Debugger — на экране, трубка — на теле-
фоне, дверь — настежь. За дверью — очередь юзеров. Горящие взгляды
провожают меня, пока я вывешиваю табличку «Обед. Без причин не беспо-
коить.» и закрываю дверь.
Через двадцать минут в дверь бомбой влетает начальник.
«Ну, как?» с надеждой вопрошает он.
«Работаю. А что, не видно?» сквозь бутерброд осведомляюсь я, на-
жимая Ctrl-F8. Вид красной строчки, появившейся на экране, как обычно,
полностью удовлетворяет шефа. Выходя, он даже напоминает нервной тол-
пе: «Не мешать!»

Но разве могут юзеры понять всю важность правильного пищеварения?
Не дано это им. И вот, через несколько минут самый нетерпеливый (или
глупый? Впрочем, в данном случае это одно и то же) с уверенным видом
стучится в дверь и с порога заявляет: «У меня проблема!»
«У всех в этом несовершенном мире есть проблемы,» философски зая-
вляю я, думая про себя: «Если бы ты знал, какую проблему ты сейчас се-
бе создал!»
«Но моя проблема очень важная!» жужжит он. «У меня дискета не чи-
тается! А на ней моя статья!»
«Ну, хорошо,» уступаю я, «давайте её сюда. Только должен предуп-
редить: мой дисковод что-то барахлит. Как бы совсем не испортить.»
«А Вы воспользуйтесь соседней машиной,» суёт голову в пасть юзер.
«Как хотите,» соглашаюсь (заметьте, СОГЛАШАЮСЬ С ЮЗЕРОМ!) я, и
засовываю дискету в соседнюю машину, где головка обмотана куском шкур-
ки (digger электронщику — и нет проблем). Нежное шуршание подтвержда-
ет, что восстановить эту дискету не по силам даже мне, о чём я и заяв-
ляю юзеру. «И советую скопировать все Ваши дискеты, пока и они не по-
гибли. Несите их сюда.»
После инструктажа (copy a: b:) я даю ему возможность самому ско-
пировать дискеты. Небольшой драйверочек следит за тем, чтобы каталог с
них «читался». Счастливый, он уходит, получив от меня в качестве пре-
мии Norton Disk Destroyer (NDD) и напутствие проверять винчестер поча-
ще.

Обед окончен, игровое настроение пропало. Хочется развлечений.
Открываю дверь, снимаю табличку. Очередь шумно приветствует моё появ-
ление. Правда, не все. Мой намётанный взгляд сразу выделяет из толпы
несколько лиц, отмеченных печатью моего последнего вируса — глазами,
смотрящими крест-накрест. Очень просто — весь вывод на экран произво-
дится справа налево, и не следовало мне досаждать.
«Во-первых, я обнаружил новый вирус.»
Тяжёлый вздох. Помнят, канальи!
«Давайте сюда дискеты, я уже написал антивирус.»
И ведь дают! Нет, поистине, нет предела человеческой глупости.
Пора бы уже и подучиться жизни в одной организации со мной. Но, впро-
чем, как скучна тогда стала бы жизнь!
Итак, антивирус. Нет, нет, он действительно находит искомый ви-
рус. Но заодно шлёт мне по сети все файлы, содержащие хоть что-нибудь
интересное, и заботливо укореняет пару новых вирусов. Должен же я
что-нибудь иметь для развлечений!
«А теперь заходите по одному со своими проблемами…» елейным го-
лосом приглашаю я. Давайте, голубчики! Руки же чешутся!
«Я первый, Я!!!»
Ну, ну, батенька, да вы ещё и нахал!
«Ну-с, в чём наша проблемка?» голосом доброго доктора осведомля-
юсь я, наслаждаясь видом его самоуверенного лица. До него ещё не дош-
ло, что это такое тянет его руку, судорожно сжимающую толстую пачку
дискет, а вернее, браслет его часов, к столу. Пожалуй, уже пора его
проинформировать. Впрочем, сначала послушаем…
«У меня вот здесь архив, но он очень большой, и мне сказали, что
нужна программа long…»
Ах, даже так! Он ещё и названия программ знает! Придётся расши-
рить его запас знаний.
«Ох, простите,» прерываю я (оцените, как важна вежливость для по-
лучения нужного эффекта), «но приняли ли Вы меры для защиты Ваших дис-
кет от магнитных полей? Вот у меня здесь, например, стоит большой
электромагнит (Вы как раз на него положили ваши дискеты), ориентирова-
нный против магнитного поля Земли , и здесь оно нейтрализовано. А ког-
да Вы их сюда несли, они могли размагнититься.»
Я достаю дискету и показываю ему на конверте рисунок магнита, по-
днесённого к дискете вплотную. Ему не дано понять, что «never, nie,
nunca, jamais» и строчка иероглифов не переводятся как «не забудьте!».
Ну что ж, здесь не место для ликбеза. И как изысканно вытягивается его
лицо!
Архив, разумеется не уцелел, его часы тоже остановились. На про-
щание советую ему носить в коробке с дискетами один-два магнита, но
ОБЯЗАТЕЛЬНО постоянно ориентировать их полюса противоположно земным.
Не забыть бы понаблюдать за этим процессом.

Ещё три подобных ему личности развлекают меня, но пятого я пере-
нести уже не могу. Завтра и только завтра. Не могу же я лопнуть от
смеха на рабочем месте. Запускаю на ночь поиск в электронной почте ор-
ганизации за неделю скабрезных словечек и компромата и отправляюсь до-
мой.

День Второй

Вы, наверное, думаете, что за пятницей 13 следует суббота 14? Для
всех, но не для меня. Ведь я же НашBOFH! За пятницей 13 может следо-
вать только пятница 13, зарубите это себе на носу! Впрочем, нет. Иног-
да, для разнообразия, наступает первое апреля. И это как раз сегодня!
Никаких проблем, пара шуточек у меня всегда в запасе. Главное —
не упустить инициативу. Посылаю по сети сообщение: «General Protection
fault, system halted», выжидаю 5 секунд, и аккуратно выливаю стакан
чая в корпус сервера. Удовлетворённое шипение подтверждает старую ис-
тину: «Надо, надо умываться…»
Пара дней отдыха обеспечена, надо развить успех. Звоню начальству
и осведомляюсь: «Так когда сервер-то чинить будут? Мы все без него,
как без рук.» Стон в телефонной трубке вынуждает меня нарушить одно из
моих правил — не пугать попусту, и я добавляю: «кажется, перед тем,
как он вылетел, из винчестера шёл дым…» и вешаю трубку. Бессонная
ночь начальству и оправдание любой несделанной работы мне готовы.
А теперь займёмся собственно шутками. Меня так и распирает от
предвкушения. Протягиваю руку к телефонной трубке, но меня опережает
кто-то с той стороны. Телефонный звонок звучит, как музыка.
«Доброе утро!» сообщаю я в трубку.
«Если бы!» пытаются испортить мне настроение.
«А что такое?» осведомляюсь я.
«Я не могу войти в сеть,» разъясняют мне.
«Вы не первый сегодня. Очень высокая солнечная активность нынеш-
ней весной приводит к накоплению статического заряда, наводящего поме-
хи в разъёмах.»
Как любил говаривать мой заокеанский коллега BOFH, «dumb mode
on». Теперь с этой жалкой личностью можно делать всё, что угодно.
«А что же мне делать?» дрожащим от ужаса голосом спрашивает труб-
ка.
«Это несложно. Заряд можно снять, заземлив кабели, идущие к Ваше-
му компьютеру. Выдерните все кабели из компьютера, и подсоедините их к
батарее отопления. Она — хороший заземлитель.»
«Но они не имеют оголённых концов…»
«Не перебивайте. Подсоединять надо, конечно же, с помощью куска
оголённого провода. Я готов Вам одолжить свой. Зайдите ко мне немедле-
нно.»
Достав из шкафа слегка почерневший от предыдущих одалживаний про-
вод, я отдаю его жалкой личности (и ведь, действительно, жалкой!) с
напоминанием: «Главное — не выключайте другие концы кабелей.»
«И сетевой?» с болью в голосе осведомляется личность.
«И сетевой!» твёрдо говорю я. «А что же иначе заземлять-то? Да вы
не волнуйтесь, весь заряд уйдёт в землю по батарее.»
Она (личность), пошатываясь, уходит. С чего бы это такой нервный
подход к простой операции?
«Э-э, а как Вас зовут?» кричу я вдогонку.
«<Имя> <Отчество>«, слышится в ответ.
Я сверяюсь с записью в дневнике за прошлое первое апреля, и с не-
которым удивлением обнаруживаю, что эта жалкая личность уже принимала
участие в подобной забаве год назад. Впрочем, размышляю я, своё обеща-
ние я сдержу — к моменту выписки из больницы сервер починят, и войти в
сеть не составит труда. При первом же мигании света я набираю 03, и,
провожая взглядом удаляющуюся «скорую», с гордостью думаю о своей чес-
тности и здоровом чувстве юмора. Не забыть бы забрать провод, когда
выпишется!

После короткого замыкания во всём здании остался в рабочем состо-
янии один только мой компьютер, включённый через самодельную UPS, из-
готовленную из аккумулятора от БЕЛАЗа. Теперь можно немного рассла-
биться, поиграться во что-нибудь интеллектуальное, paratrooper, напри-
мер, или tetris. До вечера меня уже никто не побеспокоит. Не забыть бы
отправить email-letter-bomb BOFH на Дикий Запад, пусть поплачет над
обломками своего pentium’а.

День третий

Пятница 13… Надеюсь, я Вас уже достал с этим напоминанием, ведь
это моё основное занятие — доставать, не будь я НашBOFH! У меня сегод-
ня плохое настроение, уже час никто не звонит, так что придётся самому
поработать над его поднятием. Жаль, что я немного перестарался вчера с
сервером — его до сих пор не починили, и приходится размениваться на
мелочи.
Звоню главному бухгалтеру и осведомляюсь: «Где три миллиона, вы-
деленные на закупку авторучек?!!». Наверное, не следует разъяснять,
что разговариваю я голосом начальника, а иначе зачем бы я стал тратить
время на установку «жучка» в его кабинете и написание программы-синте-
затора? И уж конечно тупой определитель номера в его западном аппарате
показывает телефон начальника.
«Потрачены…» доносится удивлённый ответ.
«А по акту N18237АП3874 (даже просто прочитать это с экрана до-
вольно трудно) на следующий день эти ручки были списаны.» Я не добав-
ляю, что в тот же день на его счёт в коммерческом банке поступили те
самые три миллиона, это и так ясно.
«Но…»
«НО?» усиливаю я нажим. «Рекомендую написать по собственному, и
вернуть деньги. За последние два года… Миллионов 25.»
Я не уточняю, что это и есть сумма его вклада в банке. Мне, в об-
щем-то, наплевать на его деньги и на деньги фирмы. У меня есть свой
интерес. Я давно откладывал это дело до плохого настроения.
Ну точно, этот идиот настолько перепугался, что побежал в банк
немедленно. Соединяюсь с банком, помещаю на его счёт ещё 500 миллио-
нов, начисляю на них проценты за два года, перевожу их на своё имя, а
затем робко и неумело пытаюсь уничтожить следы 500 миллионов, заботли-
во оставляя на самом видном месте несколько нулей. Для этого мошенника
старой школы будет большим сюрпризом, когда при попытке скрыть 25 чес-
тно, потом и чернилами, украденных миллионов его привлекут за ограбле-
ние банка на сумму в 20 раз большую.
Здесь дело даже не в процентах, хотя pentium никогда лишним не
бывает, да и Cadillac уже пора менять, здесь дело в принципе. Видели
бы вы его лицо после каждой очередной «операции»!

Вспомнив молодость, нахожу в Ohio (для безграмотных: штат в USA)
хакера со стажем, которому не терпится сыграть в старый добрый
Retaliator, показываю ему, что такое гений, и чем он от таланта отли-
чается, и наконец-то немного остываю. Теперь можно и поразвлечься нем-
ного.
Открываю дверь, и выбираю из толпы юзеров парочку поумней. Звери-
ные инстинкты требуют удовлетворения, и без достойного соперника полу-
чить истинное удовольствие просто невозможно.
«Излагайте,» мрачно говорю я, поигрывая выключателем электромаг-
нита.
«Я сейчас пишу драйвер принтера, и у меня вопрос…» начинает
один.
«Модель принтера?» деловито уточняю я.
«HP LJ IV,» сообщает он.
«Ах, этот… У меня есть классная библиотечка.» Я не уточняю, что
эту библиотечку я получил с Hell BBS, и того, что в ней есть премилые
сюрпризы и подарки. А тонер так плохо отмывается…
«А у меня,» начинает второй, «Turbo Vision…»
«Но это же очевидно,» заявляю я, «у меня есть и для этого класс-
ная библиотечка». Да, да, не удивляйтесь, я делаю подарки. Видимо, Вы
ещё не получали подарков от НашегоBOFH, иначе бы не удивлялись. Библи-
отечка для Turbo Vision обладает Artificial Intelligence, и при работе
в наиболее удачные моменты заменяет Yes на No и т.п. Мы уже поспорили
с её автором, сколько этот доверчивый идиот продержится на работе пос-
ле сдачи программы. Я выиграл — ровно две недели.

Звонит телефон. Ну наконец-то! Давай, голубчик!
«У меня не читается дискета.»
Неплохой случай для применения любимого орудия BOFH — картотеки
отговорок. На первой странице — самая изысканная. «ЭНТРОПИЯ».
«Но вчера она ещё читалась…»
«Да, а как Вы узнали?»
Нет, это просто невозможно. Такое не лечится. Доктор сказал в
морг — значит в морг.
«Вы не первая, и, я боюсь, не последняя жертва глобального возра-
стания энтропии. Есть только один способ предохранить Ваши дискеты от
порчи — упаковать их как можно компактнее. Сложите их вчетверо, а если
сможете, то и в восемь раз, и заверните в лист плотной бумаги. Хорошо,
если сможете достать промасленную — это облегчит их вращение в диско-
воде.»
«Но…»
«Я знаю, что Вас пугали тем, что дискеты портятся при складыва-
нии. Но это же шутка для новичков. Вы что, не знаете, что floppy пере-
водится как гибкий? И потом, это единственный способ уберечь Ваши дан-
ные. Энтропия прямо сейчас уничтожает их.»
Интересно, послушал бы он меня, если бы я предложил ему сжечь ди-
скеты?
«Да, кстати, замечательно упрочняет магнитный слой высокая темпе-
ратура. Можно воспользоваться зажигалкой или спичками. И не забудьте
проделать такую же операцию с винчестером — ведь его, к сожалению, не
согнёшь.»
Звук зажигаемой спички. Я проверяю его номер телефона — в сосед-
нем здании. Пожарных можно не вызывать — само рано или поздно погас-
нет. Я тихо кладу трубку на рычаг. Мир праху твоему…

День Четвёртый

Наконец-то я нашёл игру, которая действительно способна мне пон-
равиться — FlipFlop. Но опять звонит телефон, и я ослабляю сосредото-
ченность на ту самую долю секунды, которая могла бы спасти меня от
окончательной гибели.
«НашBOFH слушает.» Елей в моём голосе — верный признак надвигаю-
щейся бури.
«Вы не могли бы мне помочь…» Женский голос.
«Я Вас слушаю.» По номеру её телефона я узнаю всё, что хочу
знать. И рад бы проявить остатки джентльменских чувств, но не могу ни-
чего сделать — справедливость превыше всего.
«Я не могу войти в сеть. Должно быть, что-то с моим паролем.»
Проверяю — о боже, куда мы идём! Эта девушка пыталась сама сме-
нить свой пароль. Что это ещё за джеймсбондовские замашки?
«О нет, это сбой в сети. Боюсь, что Вы потеряли доступ к своему
разделу. Я попытаюсь восстановить его.»
Возвращаю старый пароль, del *.txt, увеличиваю размер её раздела
в двадцать раз за счёт всех остальных, не забыв уведомить их об этом,
и сообщить её номер телефона, и ласково говорю в трубку: «Ну, вот, и
всё в порядке. Боюсь, не всё удалось восстановить, но, я надеюсь, у
Вас были копии на дискетах?»
«Да.»
«Несите их сюда, я их заодно проверю.» И когда только они научат-
ся жизни в этом суровом мире?.. На верхнем листе моей картотеки отго-
ворок сегодня «КОСМИЧЕСКИЕ ЛУЧИ»…

Телефонный звонок. Судя по номеру, начальник. Давненько я его ни-
чем не радовал. Посылаю ему поздравление от каждого сотрудника с под-
робным разъяснением, что они о нём думают. В списке не хватает только
троих — меня, его, и шеф-повара в столовой (он замечательно заваривает
чай специально для меня с тех пор, как я повысил его оклад втрое). И,
разумеется, для полноты картины вписываю «строгача» в личные дела са-
мых невежливых. Невежливых ко мне, разумеется.
Теперь можно и трубку поднять.
«Где Вы были???»
И правда, начальник. Только он работает здесь так недолго (преж-
ний слёг с инфарктом), что иногда забывает, с кем разговаривает.
Посылаю на его компьютер сигнал одной из моих сторожевых прог-
рамм, которая выходит из его любимого «Лексикона» без записи и запус-
кает красочную порнуху.
«Как обычно, наводил порядок в сети. Кто-то из отдела снабжения
раздобыл программу, которая под красивую порнокартинку очищает винчес-
тер. Вся сеть в опасности.»
«Ах-х-х…»
Тишина. До-олгая тишина. Умный человек — мой начальник. Ему дос-
таточно четырёх — пяти повторений, чтобы понять очевидное. Но для вер-
ности всё же… Посылаю Big Boss’у ту же самую порнуху, но в уголок
экрана сажаю имя-отчество моего начальника. Главное — не переборщить,
а то поставят какого-нибудь тупицу — никакого удовольствия от работы
не будет.
Мой буржуинский коллега BOFH в таких случаях, кажется, искал ин-
тересные вещицы в email. Ценная мысль. Что там у нас накопилось на на-
чальника? О-о! Нет, ВАМ, читатели, этого знать не положено! Не троньте
моего начальника! Он мне ещё пригодится…

День Пятый

Сегодня, в пятницу 13, мой телефон звонит с самого утра, и я уже
не в силах игнорировать этот шум. Просто выдернуть телефон из розетки
— это не мой стиль, я применяю этот метод только в тех случаях, когда
есть более важные дела. Но сегодня НашBOFH страдает от отсутствия ин-
тересных занятий, и телефон — неплохой метод развеяться.
«Алло, это бухгалтерия?»
Да Вы, батенька, не только невежливы, но и меркантильны… Я
склонен полагать, что Ваше финансовое положение в самом скором будущем
изменится. Как многое иногда зависит от одной неправильно набранной
цифры!
«Да, бухгалтерия слушает.»
«Почему мне задерживают зарплату?»
«А кто Вы такой?»
«<Фамилия> <Имя> <Отчество>!!!»
Я-то это уже знаю, а вот бухгалтерия (небольшая увертюра на кла-
вишах) этого уже не знает.
«Но Вы у нас не работаете! О какой зарплате идёт речь?»
«Как это — не работаю?»
Он, кажется, всё ещё верит, что это недоразумение.
«А-а, я Вас нашёл!»
«Ну вот, я так и знал!»
Интересно, мне послышалось слово «идиот» или нет? Впрочем, это
уже неважно. Добавить к его проблемам мне уже почти нечего.
«Вы уволены вчера за злоупотребление служебным положением, и на
Вас подан иск в суд на сумму…» пара секунд паузы для эффекта (види-
мо, во мне живёт великий актёр) «…три миллиона рублей.» Что самое
интересное, это уже правда.
Ах, да, чуть не забыл! Ещё немного средневековой атмосферы.
«И не советую скрываться — у нас длинные руки,» говорю я замо-
гильным голосом. Остап Бендер был прав — такие фразы сильно действуют
на меркантильных. У этого типа даже нет сил повесить трубку.

Стоит мне повесить трубку, как тут же раздаётся новая трель. Ну,
юзер, погоди! Нельзя же так нахально надоедать мне в пятницу 13, и при
этом надеяться выйти сухим из воды!
«Алло! НашBOFH на проводе.» Не хочу тратить время на случайные
разговоры.
«У меня проблемы с принтером. Он совсем новый, но очень бледно
печатает.»
«О, это очень просто. Нужно лишь заменить ленточку.»
«Но я не знаю, как это делается.»
А то я не вижу, что ты ничего не знаешь, глупый юзер! (…робко
прячет тело жирное… Впрочем, я отвлёкся.)
«Не беспокойтесь, это очень просто. Вы берёте новую ленту…»
«Но у меня нет новой ленты.»
Во-первых, тебе не следовало меня перебивать. Тогда ты ещё мог бы
надеяться на лёгкую грязь в помещении и испорченный костюм. А во-вто-
рых, даже в этом случае твои надежды вряд ли оправдались бы.
«Не волнуйтесь, из этого положения есть простой выход. Вы можете
восстановить Вашу старую ленту. Кроме всего прочего, Вы сэкономите ку-
чу денег!» Как говорили хорошие парни в книге «The Moon is a Harsh
Mistress» by Robert Heinlein, «TANSTAAFL (There Ain’t No Such Thing As
A Free Lunch)». Для неграмотных и непонимающих по-английски поясню:
смысл этой фразы примерно совпадает со смыслом фразы «Anything free is
worth what you pay for it.»
«Итак, возьмите чёрную краску (чернила, тушь, или ещё что-ни-
будь).»
«У меня только синие…»
«Но Вам необходима чёрная краска. Может быть, у Вас есть масляная
или акварель или, на худой конец, гуашь?»
«Есть! У меня дочь рисует! И как раз сегодня я купил ей в подарок
набор масляных красок!»
«Отлично, тогда приступим.» Хороший у тебя был принтер… «Сними-
те крышку с принтера. Привинчена? Отвинтите.»
«Ух ты, я тут какой-то провод зацепил.»
«Ничего страшного, прикрепите его назад.» Если ты способен найти
его прежнее место, флаг тебе в руки. «Теперь откройте чёрную коробоч-
ку. Там находится лента.»
«Ой!!!»
Я так и знал, что у тебя не хватит ума придержать ленту. Ну ниче-
го, у меня есть время развлечься.
«Что такое???» Озабоченность в моём голосе неподдельна. Наступает
критический момент.
«Лента вся выпала и размоталась!»
«Не нервничайте, смотайте её назад. Но скрутите потуже, иначе не
вместится.» Неплохое начало. Заставить его смотать ленту я бы не дога-
дался.
Тяжёлое сопение. Несколько ругательств в те моменты, когда его
костюм и очки соприкасаются с лентой. Разумеется, она свежая, и отлич-
но мажется, но не мог же я, в самом деле, сказать ему: «Поставьте пе-
реключатель толщины бумаги на минимум!»
«Сделали? Отлично! Не закрывайте коробочку.» Совет желающим пов-
торить данный эксперимент: не назавайте кэртридж кэртриджем, это может
спугнуть юзера. «Возьмите тюбик с краской и выдавите его внутрь.» Сло-
во «внутрь» здесь — ключевое. Оно служит для отделения безнадёжных от
тех, кто ещё может спастись от самых весёлых последствий. Мой новый
знакомый относится к безнадёжным, в этом нет никаких сомнений.
«Выдавил. А что делать с лентой?» Оцените юмор ситуации. Человек
с дешёвым чувством юмора сказал бы что-нибудь вроде «Засуньте её се-
бе…», но не таков НашBOFH. Я помогу ему до конца, и конец этот будет
ужасен. Мы, санитары компьютерного леса, не можем оставить глупость
безнаказанной.
«Неужели Вы выдавили краску В ПРИНТЕР???» с налётом инея в голосе
уточняю я.
«Да, а что?»
«Немедленно уберите её оттуда! Она может замкнуть контакты! Дела-
йте это как угодно, но скорее!»
Жаль, что я не вижу этой картины. Сходить, что ли? Нет, это может
меня разжалобить.
Звонок в «скорую психиатрическую» с сообщением, что он вдруг воо-
бразил себя негром, уже ушёл. В его личном деле в разделе «медицина»
уже есть запись о странном отношении к неграм и принтерам.
«Готово? А теперь всё же смажьте Вашу ленту краской.»
«Но я вытирал её газетами…»
«Ну так потрите ленту хотя бы этими газетами. И быстрее — краска
может засохнуть.» Я действительно этого боюсь — краска должна засох-
нуть уже в принтере.
Жаль, что уже нет времени заставить его включить принтер с неиз-
вестно куда воткнутым проводом и ссохшейся в монолит лентой. Сирена
уже слышна за окном. Но ничего, этот принтер послужит кому-нибудь дру-
гому лишним напоминанием о том, что не следут попусту беспокоить Наше-
гоBOFH в пятницу 13.

День Шестой

Несмотря на (а может быть, именно из-за) пятницу(-ы) 13, у меня
неплохое настроение, я почти добрался до последней стадии FlipFlop’а,
и единственное моё желание — чтобы меня не слишком отвлекали. Но что
поделаешь, видимо, такова судьба НашегоBOFH, то есть меня… Как обыч-
но, в самый неподходящий момент в классную музыку, раздающуюся из мое-
го Sound Blaster’а, вторгается стук в дверь. Под траурные аккорды, со-
провождающие моё поражение, я подхожу к двери, открываю её, и…
Надо отметить, что моё дыхание прервалось лишь на мгновение, нес-
мотря на вполне… гм… неслабое зрелище, возникшее в дверном проёме.
Начиная от причёски в стиле «взрыв на макаронной фабрике», и кончая
стройными ногами в полупрозрачных чёрных чулках, и, конечно же, прохо-
дя через слегка смущёную улыбку и многое другое, заслуживающее упоми-
нания, всё выдаёт в ней иностранку.
«Не будете ли Вы столь любезны…» щебечет она, скромно потупив
глаза.
«Буду, буду…» вежливо откликаюсь я. Как говаривали классики,
«Будет, будет, шашлык из тебя будет.» Нет, я не имею в виду… А впро-
чем… Хотя с другой стороны?.. Кто знает, кто знает…
«Я из редакции журнала ‘BOFH news'», тонко замечает она.
Я, конечно, делаю вид, что верю, хотя не далее, чем полчаса на-
зад, связывался с главным редактором по поводу спецвыпуска «НашBOFH и
все-все-все», и никаких упоминаний о подобном визите не припоминаю.
«Разрешите войти?» осведомляется она.
Я слишком погружён в решение вопроса, как BOFH находит поводы для
ярости в стране, населённой такими вежливыми особями, по крайней мере,
женского пола, и не протестую. Она перепархивает через порог, и напра-
вляется к моему компьютеру.
«Секундочку,» вяло протестую я, ещё не до конца придя в себя от
запаха её духов, но уже поздно. Дискета уже в дисководе, и рука зане-
сена над Enter’ом. Весьма симпатичная рука, если говорить объективно,
хотя и веет от неё могильным холодом.
«Стой, где стоишь,» резонно сообщает мне она. «И не делай резких
движений.»
В общем-то, мне и не нужно их делать, мои программы и сами за се-
бя постоять могут, но моё любопытство не даёт мне скучать.
«А разговор считается резким движением?» рискую уточнить я.
«Ну, вобще-то, нет… По крайней мере, мне об этом ничего не го-
ворили,» пугается она собственной смелости.
«Извините за несколько нескромный вопрос,» стараюсь я оставаться
в рамках приличия, «но какая сволочь могла заставить такую…» я оце-
нивающе рассматриваю её, и разъясняю «…симпатичную представительницу
хакерского племени взяться за грязную работу?»
«Не Ваше дело!»
Я должным образом оцениваю то, что даже в суровую минуту она не в
силах перейти на «ты», но всё же подхожу к ней, и, не обращая внимания
на лихорадочные нажатия Enter’а, отбираю у неё дискету.
«Посидите здесь пять минут, ПОЖАЛУЙСТА,» стараюсь я не уронить
уровень разговора, «пока я разберусь, что Вы тут принесли…»
Она так удивлена неудачей, что покорно садится, и довольно-таки
туповато смотрит на экран. В общем-то, она почти не виновата, через
тридцать секунд моя система идентификации разъясняет мне, что CIA,
КГБ, и ещё 18 (восемнадцать) разведок предприняли совместную попытку
проникнуть в тайны НашегоBOFH, и только эта девушка, по данным их
компьютерных экспертов, могла что-то предпринять. Но не упускать же
такую прекрасную возможность…
«Вы знаете, что произошло?» тоном глубокой уверенности в своих
словах заявляю я. «Ваши диски пострадали от мощного заряда статическо-
го электричества. И как Вы думаете, откуда взялся этот заряд?.. Ваши
чулки!!! Они же синтетические.»
«Как?.. Я провалила своё последнее и самое важное задание из-за
чулок???» чуть не плачет она.
«А вы их снимите,» советую я.
«Как, прямо здесь?»
«А где же ещё? Кто же Вам доверит ещё одно задание, если узнает о
провале этого?» мягко говорю я. Хоть она и BOFH, но за такое поведение
полагается наказание. На улице зима, -25°C. А в машинном зале -5°C,
ибо НашBOFH, увы, Наш, и в машинном зале не топят…
Свет в комнате плавно гаснет, остаются лишь звёздочки Norton’а.
Это сработала система AI, запущенная при попытке проникновения в сеть
программ моей гостьи. Она-то знает (система, конечно), как мешает лиш-
ний свет в подобных случаях. И только она (опять же, система) знает,
сколько труда она затратила на уничтожение весьма и весьма крутого
софтвера моей гостьи.

… прошло несколько минут …

«А вот этот jump у CIA и есть Security Check, и если мы его…»

… прошло несколько часов …

«А вот здесь MOSSAD обычно …»

Рано или поздно я уеду в свой особняк на берегу Средиземного Моря
(и не спрашивайте, откуда он у меня — Вам не понять всей прелести би-
тократии), и я не исключаю, что буду там не один. Догадайтесь с трёх
раз, кто будет вторым. Неверно — компьютер. Но вот третьей будет она,
хоть сама она об этом ещё не знает. И тогда мы не будем размениваться
на мелочи…
А пока — в самый интересный момент (мы как раз взламывали очеред-
ной «пыссворд» КГБ) звенит телефонный звонок — НашBOFH снова кому-то
нужен. Ну что ж, а подать сюда этого жалкого ляпкина-тяпкина!

День седьмой

Кто это сказал? Я спрашиваю, кто это сказал? Ах, неизвестно, кто?
Это меняет дело. Тогда это можно процитировать. НашBOFH не терпит пла-
гиата, но я не против честных цитат. Copyright, как известно, означает
«скопировано правильно».
The greatest programming project of all took six days; on the
seventh day the programmer rested. We’ve been trying to debug the
!@#$%&* thing ever since. Moral: design before you implement.
Так что, хоть сегодня и пятница 13, но я не открою дверь никому,
и не подниму телефонную трубку, кто бы не звонил. Я сегодня дойду
FlipFlop до конца!

… вечером …

И ведь дошёл! Человеческий гений опять победил! И классно же это
выглядит! Правда, авторы готовы выслать ещё файл стадий… Ну что ж,
значит, поиграем ещё!!!

День Восьмой

Пятница 13, и телефон звенит, как сумасшедший. Я, НашBOFH, рабо-
таю, как обычно, в поте лица. Ни один юзер не уходит от меня безна…
В смысле, без доброго совета и полезной помощи.
«Здравствуйте, я Вас слушаю!»
«Здравствуйте, я не могу прочесть информацию на нескольких диске-
тах. У меня там заготовки статей, почти готовая диссертация. А через
неделю у меня защита.» И угораздит же некоторых!
Смотрю на картотеку отговорок — на верхнем листе сегодня «МАГНИТ-
НЫЕ ПОЛЯ ОТ ПЕРИФЕРИЙНЫХ УСТРОЙСТВ». Пусть это будет, скажем, мышь.
«Взгляните на провод Вашей мыши — он выпрямлен?»
«Нет…»
«Тогда всё ясно, по проводу течёт ток, в нём наводится магнитное
поле, как в электромагните. Вы замечали, что в электромагнитах ис-
пользуют именно катушки из провода?» Он не замечал, но верит.
«А что же мне делать?»
«Выдернуть мышь, и чем скорее, тем лучше.»
«Но я работаю в Windows…»
«Тогда держите провод мыши прямым. У вас же есть свободная левая
рука.»
Он замолкает, пытаясь, видимо, представить себе эту картину. Я
продолжаю лекцию.
«И взгляните заодно, что у Вас с остальными кабелями. Если они
не выпрямлены, то это фатально для информации.» Так и хочется доба-
вить, что биты искривляются. Впрочем, зачем же сдерживаться? «Ведь при
этом биты искривляются.»
«Прошу прощения,» проявляет он остатки интеллигентности, «а что
такое биты?»
Ладно, ладно, уж если «прошу прощения», то я не буду заставлять
его подвешивать аппаратуру за кабели к стене, чтобы кабели всегда были
прямыми.
«Бит есть элементарная единица количества информации, именно биты
хранятся на Ваших дискетах.»
Dumb mode on, но что толку, как сказал кто-то умный.
«А как же они могут искривляться?» удивляется он. «Я кандидат фи-
зико-математических наук, и знаю, что происходит в проводах.»
А вот это уже наглость.
«Ну что ж, я всё же дам Вам совет — попробуйте согнуть кабель от
клавиатуры посильнее, и набейте что-нибудь,» советую я, запуская один
из своих любимых вирусов.
Через несколько секунд он уже смиренно просит сделать хоть
что-нибудь, чтобы спасти его компьютер.
«Есть только один выход — держать все кабели постоянно прямыми.
Лучший способ — подвесить все периферийные устройства за их кабели к
стене.»
Я с удовлетворением слушаю стук забиваемых гвоздей, а затем пол-
новесные удары аппаратуры об пол, и, наконец, сочный взрыв монитора. Я
тихо вешаю трубку. Так будет с каждым… И туда им и дорога!

Звонок…
«Алло.»
«Алло. Я не могу записать свои файлы на дискету — компьютер пока-
зывает красную табличку, а там что-то написано по-английски.»
Просто не могу удержаться.
«Не могли бы вы прочесть?»
«ЕРРОР ОН ДРИВЕ А. АТТЕМПТ ТО ВРИТЕ ОН ВРИТЕ-ПРОТЕКТЕД ДИСК. РЕТ-
РЫ АБОРТ.»
«Как-как? Retry чего?» Дрожи, юзер, дрожи! (optionally трепещи).
«Тут так написано: АБОРТ.»
«Прекратите шуточки, моё время расписано по минутам. Позовите ко-
го-нибудь более опытного к телефону.»
«Но здесь больше никого нет.»
А то я не знаю! Я даже знаю, как тебя зовут, когда и по чьей про-
текции ты был принят на работу, и почему ты с неё вылетишь уже сегод-
ня.
«Хорошо, прочтите ещё раз, ме-едленно.»
Я даже по телефону чувствую, как он краснеет, приближаясь к слову
АБОРТ. Ладно, пусть немного остынет.
«Понятненько… А вы раньше работали с дискетами?»
«Да, но эти какие-то другие. Меньше и более твёрдые.»
«Зачерствели,» мрачно шучу я.
«Неужели правда?» восторгается он.
Боже мой, какая непроходимая тупость! Из тебя выйдет настоящий
юзер, образцовый.
«Успокойтесь, это шутка. У этих дискет есть отодвигаемая штуч-
ка…»
«Ой, и правда отодвигается!»
Ну вот, я так и знал! Быть ему юзером! Только настоящий юзер спо-
собен с первого раза найти вместо write protect tab шторку для защиты
поверхности диска.
«Отлично, отодвиньте её на всех Ваших дискетах. Именно она и ме-
шает читаться информации. И приклейте её чем-нибудь. Да, и не забудьте
ещё прорезать дырочку в том же месте, где она на больших дискетах. Де-
ло в том, что маленькие выпускаются с завода защищённными от записи.»
Несколько воплей — это он пробует разные неподходящие инструменты
для прорезания дырок, и промахивается. После этого минута тишины — это
он приклеивает шторки к дискам.
А я тем временем стираю все его файлы… Глупость должна быть на-
казана.
«Ой, я, кажется, когда пытался копировать, всё стёр…»
«О, не нервничайте, это не вы, это я всё стёр.»
«Э-э-э…» пытается он что-то сказать. Некоторое время я с инте-
ресом жду чего-нибудь членораздельного, но, не дождавшись, продолжаю.
«Было срочно нужно место для борьбы с внезапно возникшим вирусом.
Так что благодарите меня, если Ваш раздел уцелел.» Пауза. «Впрочем, не
благодарите. Он не уцелел. И, к тому же, об отсутствии результатов Ва-
шей работы уже известно шефу. И приказ о вашем увольнении без выходно-
го пособия уже подшит к делу. И взявший Вас на работу «по блату» зав-
лаб тоже уже уволен.» Как говаривал мой коллега BOFH, make an excuse.
«И тоже без выходного пособия. И штраф за невыполненную работу будет с
вас и с него взыскан по суду. И… Впрочем, об остальном Вам сообщат в
другом месте.» И ведь правда, сообщат. Я не пугаю попусту.

День Девятый

Интересно, связано ли это с тем, что сегодня пятница 13, или нет,
но меня, НашегоBOFH, кажется, пытаются уволить. Конечно, точно сказать
нельзя, но всё же, всё же… Например, несколько минут назад проект
приказа о моём увольнении появился в компьютере у начальника. Нет, я
не хочу сказать, что он пойдёт куда-то ещё, но сам факт… Пожалуй,
пора что-то предпринять.
Прежде всего, изучим причины. Ну, точно. Моего начальника перево-
дят с повышением, и он, кажется, решил, что в последний день ему всё
сойдёт с рук. Придётся объяснить ему всю глубину его заблуждения.
Вызываю его в кабинет Big Boss’а, а Big Boss’а отправляю в загра-
ничную командировку за счёт фирмы от имени Главного. Как вспугнутая
птица, Big Boss выскакивает на своём Mersedes’е и спешит домой — соби-
раться. Я даже заказываю ему билет на самолёт — в один конец. И заодно
обнуляю его счёт в швейцарском банке, чтобы не слишком торопился на-
зад. Придумает тоже, повысить моего начальника без консультации со
мной!
Иду в опустевший кабинет, электронный замок давно уже открыт. За-
нимаю кресло, отметив, что по сравнению с моим оно жестковато, и при-
нимаю вальяжную позу. Ну, вот, так и знал, что это произведёт впечат-
ление. Его челюсть отвисает достаточно низко, чтобы шарик, скатанный
из приказа о моём увольнении, точнёхонько вошёл ему в рот. Ему даже не
сразу приходит в голову его выплюнуть (он — следует читать «начальник»
при первом вхождении, и «приказ» при втором).
«Не находите ли Вы, что несколько поторопились с моим увольнени-
ем?» вежливо уточняю я у него. «И не считаете ли Вы, что в текст этого
приказа вкралась пара опечаток?» В этот момент неплохо применить ма-
ленький blackmail, вроде того email’а, о котором Вы, конечно же, пом-
ните.
Как я уже говорил, мой начальник — умный человек. Если его немно-
го прижать, он признаёт очевидное. Вот и сейчас он, правда, несколько
вымученно, улыбается, и пишет новый приказ, в котором, когда он даёт
мне его на утверждение, уже можно ничего по сути не менять.
Я по-прежнему остаюсь под его началом, и даже получаю большую
зарплату (ему было тяжело это писать, но какое самопожертвование!), но
главное — теперь не глупые юзеры будут беспокоить меня, а я их! У меня
будет секретарша, и никто не побеспокоит меня по мелочам.

Теперь нужно найти себе замену, ведь не могу же я бросить моё лю-
бимое место, моих глупых, но ласковых юзеров, мои… Впрочем, нет,
программы я беру с собой. Понадобятся — сам напишет.
Но где искать? Дать объявление в BOFH news? Но это потребует пару
дней на выпуск журнала, и ещё пару — на отбор кандидатов. А мне не те-
рпится сменить стиль жизни. Так что, придётся поступить по упрощённому
сценарию. Берём список выпускников МИЭМ, выбираем случайного, лишь бы
жил недалеко, и приглашаем на беседу. Ностальгия — великая вещь, я сам
— выпускник МИЭМ.

«Hi!»
«Сам Hi!
«Нужен job?»
«А как же!»
«Электромагнит здесь, emergency switch здесь.»
«OK.»

Теперь — на новое место, включить компьютер… И немного поиграть
с новичком! Причём поиграть — во всех смыслах.
Сначала — в переносном.
Звоню ему (под своим номером) и сообщаю:
«Ты уже сделал backup? Если нет, то дискеты в шкафу. И начни не-
медленно.»
Тишина. Неужели он купился? Что-то тут не то!
Через два часа захожу в свою прежнюю комнату, и вижу: этот почти
юзер сидит и backup’ит на 259 дискету, в то время как слегка запылив-
шийся стример спокойно стоит рядом, и null device тоже бездействует.
Да-а, похоже, он здесь долго не задержится. Видимо, математик попался.
«Ладно, брось, давай поиграем во FlipFlop!»
«Минутку, я закончу.»
Ну, это уже просто нездоровая страсть к работе! Будем лечить. Или
выгонять?
Через пять минут — последняя проверка. Звоню ему, и голосом юзера
сообщаю: «У меня греется дисковод.» И, разумеется, слышу стандартное:
«Ну и засуньте его себе…»
«Уже засунул, но он по-прежнему греется и не работает,» заявляю
я. Он смущается и замолкает. Ну точно, математик. И даже не приклад-
ной. Впрочем, мне-то что? У меня есть новое место, и я вполне удовлет-
ворён.

День Десятый

Вроде бы, всё нормально, пятница 13, и я, НашBOFH, блаженствую в
полном безделье, но что-то меня тревожит. Нет привычной рабочей обста-
новки, не с кем шутить шутки, некого наказывать за глупость. Да, я
по-прежнему могу пошарить по сети, слить что-нибудь с BBS, но это не
даёт того ощущения полноты жизни, к которому я привык.
Ну что ж, по крайней мере, есть время для приведения в порядок
статей для журнала. Спецвыпуск задерживается уже на четыре дня из-за
того, что я ещё не отослал статью о наиболее интересных вирусах, меня-
ющих ++ на —, * на ** и т.п. в файлах .C*, и о сложности подобного
подхода в случае использования реципиентом Pascal’я. Остальное — мело-
чи, вроде очередного выпуска BOFH’s top ten games (FlipFlop и т.п.),
BOFH’s humour (вот и эту статью я пишу для очередного выпуска) и дру-
гих, уже отосланы. Так что уже через двадцать минут я снова свободен,
и начинаю понимать, что долго так продолжаться не может.
Телефонный звонок.
«Алло!» радостно кричу я в трубку.
«Алло!» Это он, мой «наследник».
«Hi!»
«Да Hi-то оно Hi, но у меня проблема…» заявляет он.
Эх, парень, а ведь мог бы жить и жить. Я бы тебя из-за ностальгии
холил, берёг и лелеял. Пальцем бы не тронул, если бы ты не произнёс
этого магического слова «проблема». А если бы и тронул, то быстро и
безболезненно.
«Слушаю, очень внимательно слушаю,» участливо говорю я.
«Не могу я понять, как ты выдерживал здесь? Они меня достали!»
И правда, на него уже подали три жалобы, две из них он упустил, и
его начальник их прочёл, и свой выговор он подчистил кое-как, и, нако-
нец, ни одного вызова «скорой» сегодня не было. Он либо слишком чело-
веколюбив, либо просто садист, и оставляет увечных без медицинской по-
мощи.
«Очень просто,» говорю я. Решающей проверкой послужит знание
азов. Если он читал BOFH (а это тот минимум, без которого не прожить в
этом мире), то у него есть последний шанс, ну а если нет… «Видишь в
распределительном шкафу самый толстый силовой кабель? Так вот, это не
кабель, это ручка двери. Открой.»
«Но он же под током!»
Да… Пока всё по сценарию. Либо он читал и притворяется, либо…
«Да разве бы я велел тебе взяться за него, если бы он был под то-
ком?» тоже по сценарию говорю я.
Шкворчание, как от яичницы на сковороде. Он не читал классиков.

И вот я снова на своём месте, снова под моими пальцами привычные
кнопки, снова надрывается телефон… Я беру трубку.
«Алло!..» звучит мой ласковый голос…

Надеюсь, это звонишь ты, читатель. «Не спрашивай, по ком звонит
телефон. Он звонит по тебе.» Почти цитата.

Добавить комментарий

Войти с помощью: